?

Log in

No account? Create an account

Share Next Entry
Кишинев. Старый город
ischimji_nz
ОТКУДА? - ОТТУДА,   КУДА? - ВНИКУДА,   ДОКУДА? - ДОТУДА,   ВСЕГДА? – НИКОГДА! 

ОТКУДА?

«Откуда милость, туда и сердце лежит».

От рождества Христова и ранее от сотворения мира, когда бог создал сушу, а затем и человека, пошли по Земле люди, расселяясь в пространстве во все четыре стороны. Девственный ландшафт прорезали тропинки и горные тропы, вначале на «ощупь» связывающие между собой далекие леса, долины и моря случайной вязью своего рисунка. Затем, из поколения в поколение, передавая свои секреты, пошли торговые люди и караванные пути стали главными пространственными признаками зарождения цивилизации – обмена товарами, информацией и культурой.
Причудливо пересекаясь и разветвляясь в узлах, эти дороги обрастали поселениями людей, осевшими в наиболее удобных местах. Людьми, для которых Путь, и пространство пути, постепенно растворяющееся в бесконечной дали от жилья во все стороны, было главным их домом. Домом людей, проживающих на Пути, формирующих Свой Путь в историческом пространстве к нам, их потомкам и хранителям всего бесконечно разнообразного богатств на этом Пути. Включая, в первую очередь, и сам Путь. На Пути вырастали города, страны и зарождались великие замыслы. На пути гибли люди, происходили сражения, исчезали армии и цивилизации.

ОТТУДА
«Откуда ветер, оттуда и дождь».

Отдельные небольшие поселения на Пути обрастали новыми пространствами со своими внутренними дорогами и добрососедскими связями. Они постепенно перерастали в города, улицы которых, наследуя направления главных путей, формируясь с учетом характера рельефа, наличия реки, присутствия добрых соседей и алчных врагов создавали строго закономерный пространственный рисунок, отвечающий всем жизненным функциям и укладу каждого города. Красота и неповторимость рисунка улиц и площадей стала представлять собой особую историческую, культурную и эстетическую ценность и сегодня является особенной гордостью для современных людей, предки которых издавна проживали здесь и создавали эту среду.

КУДА?
«Иди туда, неведомо куда; Ищи того, неведомо чего».

Таким к началу ХХ века стал и наш город, нижняя, наиболее древняя часть которого, отсылает нас своим индивидуальным, исключительно Кишиневским рисунком улиц, к тем незапамятным временам, когда, возможно здесь вокруг Великого Шелкового Пути, и появились первые поселенцы. В истории любого города наступает время, когда его развитие и строительство нарастает столь стремительно, что обычные механизмы саморегуляции уже не срабатывают. В таких случаях проблема решалась единовременно созданным планом дальнейшего строительства. Генеральным планом, в котором, как правило, проводилась линия на сохранение исторически сложившихся реалий, и в первую очередь, уличной сети. Впервые такого рода Генеральный план, в котором частично реконструировалась наиболее древняя часть, а новый город развивался на новых же территориях, наш город получил в 1834 году. Такой метод позволил сохранить практически в неприкосновенности наиболее ценную средневековую городскую ткань, включающую в себя улицы, жилые дома и дворы, культовые сооружения, общественные и торговые площади и, собственно, самое главное, - живущих в этом сложном многонациональном пространстве - людей, которые, вместе со своими предками, и создали все это богатое разнообразие.

Кишинев. Система улиц, скверов и площадей сохранявшаяся вплоть до начала 50-х гг. ХХ века.

Пройдя, вместе со всем миром, через катаклизмы первой и второй мировых войн, город вновь начал подниматься из руин, опираясь на генеральные планы последующих исторических этапов, развиваясь в основном на вновь осваиваемых пригородных территориях. Безальтернативная идеологическая парадигма тех лет, не позволяла выдвигать какие-либо другие концепции развития генерального плана, кроме официальной. В результате чего, город понес ощутимые потери. В нашем беглом рассказе такие «детали» как, авторы градостроительных идей, частные, социальные или политические установки, почти не различимы, так как по мере движения в этой части описываемого исторического пространства, мы все быстрей и быстрее, и с все возрастающей скоростью курьерского экспресса, приближаемся к развязке. Наконец, казалось бы, наступает момент истины - 2006 год. Идет и завершается разработка новейшего генерального плана развития города на ближайшее десятилетие. Но происходит этот процесс отнюдь не прозрачно. Под угрозой наиболее древняя его часть. Оппозиция с трудом добивается в рамках муниципального совета создания комиссии по новому генплану города и, в частности, по вопросу «пробивки» проспекта Кантемира через исторический центр. 2007 год, май месяц. Организуется научная конференция, идет обсуждение.

ВНИКУДА
«Не то худо, что худо, а то худо, что никуда не годится».

У обсуждаемого проекта генерального плана города нет полноценной исходной базы. Не перечисляя все необходимые исходные данные, отметим стратегически наиболее важные:
Отсутствует исторический обзор, в ретроспективе фиксирующий наиболее ценные зоны города как живого организма в его непрерывном эволюционном развитии, в его сложных взаимосвязях с окружающими территориями, включая общеевропейский и мировой масштаб.
Не выявлены стратегические ошибки предшествующих генеральных планов города за период его наиболее экстенсивного строительства. Никак не определено отстраненное во времени, непредвзятое отношение к такого рода ошибкам, безусловно, опирающимся на идеологические предпосылки и пропаганду тех лет.
Не определены научная база и методология разработки генерального плана города и территории муниципии в целом, с учетом современных практик, подразумевающих, в первую очередь, обратную связь с населением, социальное, групповое и территориальное расслоение которого разнообразно и противоречиво.
Как следствие, отсутствуют основополагающие тезисы, изложенные ясным и простым языком, доступным любому жителю. Такие тезисы могли бы лечь в основу моделирования генерального плана и служить естественными критериями для оценки качества тех или иных формализованных решений. Игнорирование всего вышеизложенного, неизбежно привело к безальтернативному проектированию очередного генплана. То есть, с нашей точки зрения, к очередной ошибке.
В качестве примера позволю себе привести субъективную эмоциональную оценку одного из ключевых решений генерального плана города из нашей ближайшей истории. Генерального плана 1947-1950-х годов. Элегантное, классически совершенное, с формальной точки зрения безупречное композиционное решение центральной части города, отталкиваясь еще от древнеримских традиций градостроительства, используя трех лучевую композицию новых проспектов, ориентированных на правительственный комплекс, органично вписывалось в доминирующую тогда идеологическую парадигму. Строительство Нового мира в условиях послевоенного города декларировалось и формировалось парадной, представительной застройкой вдоль фронта улиц и на радость очень ограниченного числа трудящихся. Такова ироничная, очень краткая и, тем не менее, исчерпывающая предыстория появления проспекта Молодежи - сомнительного приобретения конца 1950-х годов. Даже беглого взгляда на предшествующий этой вивисекции, исторически сложившийся план города достаточно, чтобы понять, какие ценности были утрачены. Это была не просто стратегическая ошибка.

Кишинев. Пробивка проспекта Молодежи сквозь ядро средневекового города. Конец 50-х начало 60-х гг .ХХ века.

Это было варварское и, к еще большему сожалению, планомерное уничтожение наиболее древней, средневековой части города. Его среды, Его памяти. Его дворов, домов, улиц, скверов и площадей. Его духа и человеческого масштаба, Его горестей и радостей простой уличной жизни. Его древних путей, казалось бы навсегда зафиксированных для потомков тонкой паутиной улиц, матрицей Его идентичности и неповторимой оригинальности. По катастрофическому характеру эти действия можно сравнить с варварским уничтожением Хиросимы и Нагасаки. Но здесь, планомерное уничтожение древнего центра города, иезуитски наивно прикрывалось заботой о людях и ветхостью "жилого фонда" старой части города, на обновление которого, той же властью, в течение всего послевоенного времени был наложен запрет. Кроме физической, материальной утраты эта акция оказала мощное духовно разлагающее воздействие на общество в целом. Естественные исторические ценности, корни человеческих отношений, первичные основы локальных городских сообществ, передаваемые из поколения в поколение, были безжалостно разрушены вместе со средой обитания. Вместо уникального конгломерата, перетекающих друг в друга и чередующихся интимных и общественных зон и пространств с неповторимым рисунком улиц и площадей, вместо древнего жилого образования, способного "на генетическом уровне" к бесконечному воспроизводству и развитию с сохранением собственной уникальности, вместо живого многовекового организма, несущего в себе тепло наших предков… Получили среднестатистический композиционно стандартный проспект, ориентированный Вникуда, застроенный невыразительными, творчески серыми зданиями и сооружениями.
Вместо уникального человеческого сплава, при всех исторических перипетиях всегда составляющих некую общность, которая издревле органично описывалась понятием кишиневцы, мы получили дезинтегрированное бюрократическим распределением квартир население, которому чужды проблемы локального или местного исторического наследия.
Население, лишенное органов первичного самоуправления, дающих возможность объективно влиять на стратегию развития своей среды обитания. К сожалению, духовные последствия этих событий, в силу инерции и долговременного застоя, действуют и поныне. Пример - очередной генеральный план, в котором Красными линиями агрессивно проводится старая-новая генеральная линия на снос. У попа была собака… распевали в детстве старые кишиневцы.


Кишинев. 2006-2007 гг. Пробивка пр. Кантемира ведет к дальнейшему уничтожению системы улиц и окончательному сносу древнего ядра старого города.

ДОКУДА
«С нас докуда будет».

Политическое противостояние, экономическая нестабильность, кризис и, как следствие - отсутствие средств, пока «удачно» предохраняли оставшиеся живописные дворы и улочки, небольшие площади и скверики от агрессивной практики поточного, бульдозерного градостроительства в центре исторического города. Не считая, конечно, «единичного» хаоса выборочной застройки отдельными зданиями. Но генеральный план утвержден и без участия общественности и без сторонней экспертизы. Аппетиты определенной группы людей не угасли. Инвесторы собираются выгодно вложить деньги. Пассивных жителей прельщают появлением новых рабочих мест. И никто из нас не отдает себе отчета в том, что средства эти будут фактически вложены и уже вложены, образно говоря, в создание «гильотины» генерального плана. При реализации которого, древнее ядро города будет подвержено четвертованию и колесованию. А на месте уникальной и сложной системы Кишиневских тихих сквериков, улиц и дворов, накрытых сегодня мощным зеленым ковром, пойдет все подавляющий, непрерывно шумящий, мощный, безликий, транзитный поток. Первый «колышек», известный как Памятник Колесу, уже забит в самом зародыше этого потока, в середине проспекта Кантемира и служит символом торжества автомобиля над человеком. Но, будем надеяться, что сей «колышек» не снесут, не перенесут, и он так и останется символом усмешки, ироничной точкой, определяющей окончательную Середину проспекта навсегда.

ДОТУДА
«Ищи добра на стороне, а дом люби по старине».

Молдова - геометрический центр Европы. Кишинев - европейская столица. Вот основные предпосылки и аргументы сторонников нового генерального плана, в части его отношения к средневековым улицам и площадям. А это, с их точки зрения, обязывает ко многому: Все должно быть как у людей… Высотные здания, во множестве склоняясь перед правительственным комплексом, формируют современный центр. Большинство улиц верхнего города расширяются за счет переноса красных линий. А широчайший проспект Кантемира, который достигает 80 метров (так в генеральном плане), отнюдь не пустует. Его «украшают» идущие непрерывным потоком в три ряда в каждую сторону, транзитом сквозь центр, автомобильные колоны. Иногда, этот поток замирает, и, к аэропорту или обратно, по оси проспекта, так как от бульвара отказались, элегантно, без задержек проносится правительственный кортеж, в сопровождении мотоциклистов. Повсюду доступность беспредельная. Для автомобиля. От мелких стоянок у каждой парикмахерской или офиса (как же, без них: клиент пешком не придет), до многоярусных подземных и высотных надземных паркингов, расположенных так, чтобы в любом месте можно было оставить свой автомобиль и… И, все-таки, пройти немного пешком?
Это не мечта. Это по генеральному плану так.
Европа этот «идеал», по умолчанию, отработала еще 50 лет тому назад. Тупик, при развитии транспорта в этом направлении, через центр города, неизбежен. И он, отнюдь, не таежный, а вполне европейский. Не стоит его повторять.
Конечно же, не надо отказываться от стремления жить, по-европейски достойно, и все вышеперечисленные позиции, безусловно, можно и нужно реализовать, но только не в пределах исторического ядра Кишинева. Необходимо признать, что все пространство старого города и, в первую очередь сеть его улиц, скверов и площадей, составляют наивысшую историческую, культурную, а для коренных жителей нашего города и эстетическую ценность. За нашими современниками, проживающими в старом городе, надо признать право быть его полноценными социальными партнерами, имеющими свободную возможность реализовать свои собственные представления о достойной среде обитания, включая и жилье, и общественные пространства. Но все инициативы их, или сторонних инвесторов, конечно, должны быть ограничены рамками утвержденного регламента, стоящего на защите существующих улиц, как исторического пространства коммуникаций между людьми. Город для людей, город для пешеходов со всеми современными коммуникациями, - вот кратчайшая характеристика развития старого города. А ограничивающее условие - застройка только по исторически сложившимся улицам и красным линиям. С бережным отношением к редким сохранившимся памятникам среди зданий, и стилистически разнообразным характером новой застройки. С обязательностью альтернативного проектирования значимых объектов на основе конкурсов. Ориентация на «штучность» и запрет на поточное проектирование и строительство «дешевых» многоквартирных и «многоквартальных» зданий, выгодных своими гигантскими масштабами исключительно строителю. Зданий, которые так хорошо разбиваются на захватки для поточного строительства и, под которые, как раз, и готовится проектируемый проспект Кантемира. Не обойтись и без автомобиля. Но, надеюсь, что мы, как жители геометрического центра Европы, естественным образом, последуем за «провинциальными» европейскими принципами. Смысл этих принципов в том, что европейцы с каждым годом ужесточают и постепенно ограничивают, вплоть до полного запрета, проезд через исторический центр на частном транспорте.


ВСЕГДА.
«в любой момент времени, во все времена, во всякую пору, при всяком случае, раз навсегда, вперед на всю будущность, без повторений, испокон веков всегда травили нас…»

Уже много лет идет моральная дискредитация, не признающая какой-либо ценности за исторически сложившейся застройкой древнего городского ядра. Сознательно или по безграмотности используются исключительно уничижительные определения: «ветхая застройка», «аварийный жилой фонд», «рассадник антисанитарии», «нечеловеческие условия проживания», «уродливые развалюхи», «просроченная амортизация» и так далее. Все эти «ники» и «клички» базируются на ограниченности миро восприятия. Такую точку зрения можно назвать микро восприятием. Как если бы наивный подросток увидел громадные и «уродливо» глубокие поры и бугры, гигантские пеньки волос и отвратительные непонятные бурые пятна, разглядывая под микроскопом фрагменты собственной кожи. Инстинкт самосохранения не позволит ему стать зависимым от первого «ужасного» впечатления, поверить собственным глазам, и содрать, «сменить» свою кожу. Другими словами, он бессознательно избежит зависимости от собственной оценочной характеристики, искаженной незнанием элементарных вещей. В основе такой защиты лежит инстинктивная самоидентификация. Ощущение органического единства собственного тела и личности. Идея взаимопроникновения духовного и телесного начал. Есть ли такое отношение к древнему городу у идеологов и авторов новейшего генерального плана? Нисколько. Во всем, что касается части сохранения наследия и сохранения духа старого города, доминирует позиция – чего изволите.
Конечно, со Старым Городом все намного сложнее. Это не «штуки» зданий, даже если они памятники. Это не поверхность «кожи», не фасад, даже если он гениален. Это не просто градостроительная планировочная структура, даже если она, казалось бы, несет решение функциональных проблем, например, транспортных. Старый город - это древняя пространственная структура, неразрывно сочетающая в себе нашу историю, традиции и конкретные дела, психологию и поступки всего многообразия типов наших предков, а теперь и их потомков, наших современников, их чаяния и мечты, в том числе, и наше бережное к нему отношение. Все это матрицей или многомерным пространственным слепком, навечно закреплено в уникальной системе улиц и площадей, дворов, двориков и скверов, создающих неповторимый рисунок и, лежащих в историческом пространстве, всегда на пересечении между древнейшими временами и современностью.

НИКОГДА
«Лучше поздно, чем никогда».

Эти краткие заметки не претендуют на исчерпывающий анализ генерального плана, а тем более геополитических и исторических предпосылок возникновения и существования города Кишинева. Стратегически задача развития города архи сложна. В ней переплетаются множество проблем с совершенно противоречивыми требованиями. Но есть и непреходящие ценности. Это сам Старый Город, безусловное сохранение среды которого, и должно служить главным критерием в оценке качества всех формализованных в проекте или в тексте проектного задания, сугубо функциональных предложений.
Каким видится решение проблемы застройки Старого города, - отдельная тема и для теоретической дискуссии и для обсуждения конкретного проектного видения среди жителей и профессионалов. В конечном итоге, проблема в нашей ментальности и идентичности. Необходимо от психологии «пришельца», (имеется ввиду, конечно, не политический подтекст) извилистыми древними улицами Старого Города придти к самому себе. Давайте пройдем этот путь вместе. Не отказывайтесь. Еще все можно исправить. Никогда не говори никогда.

Николай Искимжи – Nicolai Ischimji

Кишинев, май 2006 - сентябрь 2010.